Суверенные сети

Любое государство и любой человек хочет быть хозяином в своем доме. Для государств это естественное желание обеспечивается принципами международного права, принципом государственного суверенитета, заключающимся в верховенстве, самостоятельности и независимости государственной власти, и принципом невмешательства во внутренние дела других государств. Для личности - международным и национальным законодательством, гарантирующим всем известные права человека и гражданина.

Последнее десятилетие глобальное информационное пространство, существующее, в первую очередь, в виде сети Интернет и возникшее в результате интернационализации общественных отношений и научно-технического прогресса, заставляет пересматривать границы дома и объем прав и обязанностей хозяина. Кроме того, часть пользователей, проповедуя "экстерриториальность" Сети, декларирует свою независимость от государств и закона и борется за свою "суверенную Сеть".

Как же выглядят информационные общественные отношения, возникающие при использовании Интернета (в терминах отечественного федерального закона "Об участии в международном информационном обмене" 1996 года - в ходе информационных процессов)?

Упрощенно цепочку информационного общественного отношения можно представить следующим образом: пользователь (потребитель) - информационный ресурс - собственник (владелец ресурса). При этом в существующей общественно-правовой ситуации каждый из элементов "принадлежит" к определенной стране мира и взаимодействует друг с другом непосредственно (считаем, что взаимодействие происходит "почти мгновенно", - не будем связываться с действием закона во времени). Под абсолютно житейским термином "принадлежность" понимается гражданство и/или место регистрации юридического лица для пользователей и собственников и физическое месторасположение сервера для информационного ресурса.

В указанной схеме не рассматривается проблема "чистой" передачи информации через промежуточные узлы Сети, берутся в расчет только конечные точки информационного потока. Также не учитывается "нечеткость привязки" пользователя и собственника, как-то: временное пребывание пользователя (гражданина одной страны) в другой стране, двойное гражданство etc.

Понимая, что для каждого элемента цепочки отношения существует свой собственный правовой режим, имеем в общем случае три варианта правового регулирования: регулирование отношения по законодательству страны проживания пользователя, страны местонахождения ресурса и по закону страны собственника.

На самом же деле приведенная схема весьма условна и не учитывает, что цепочка информационного общественного отношения, выстраивающаяся в процессе использования Сети, имеет не три, а минимум пять элементов: пользователь (потребитель) - провайдер1 - информационный ресурс - провайдер2 - собственник (владелец ресурса).

Рассмотренная многомерность информационных общественных отношений вполне закономерно представляет собой источник растущего клубка общественно-правовых противоречий. Регулировать эти противоречия и конфликты в связи с эксплуатацией Сети пользователями, собственниками и хозяевами серверов хостинга из разных стран мира пытаются уже сейчас.

Основными источниками права, регулирующего общественные отношения, являются международные договора, национальное законодательство, судебная практика и обычаи, формирующиеся в процессе реализации тех или иных общественных отношений.

В настоящее же время лишь около двадцати стран имеют зачатки национального законодательства, касающегося использования глобального информационного пространства, международные соглашения по этому вопросу отсутствуют, обычаи использования Сети весьма противоречивы, - а значит, спорных ситуаций становится все больше, и постепенно формируется судебная практика по данным общественным отношениям. Нельзя сбрасывать со счетов и геополитические интересы различных стран. Одни из них еще не осознали значения всемирного информационного пространства, другие стремятся распространить на него свое влияние, в частности, пытаясь использовать свою систему права и законодательство для разрешения конфликтов в Сети.

Для РФ ни один из перечисленных источников нельзя назвать даже формирующимся. У нас масса пробелов и противоречий, связанных с правовым регулированием Сети. И даже упомянутый закон "Об участии в международном информационном обмене" пока ничего не дает.

Конечно, ряд норм содержится в гражданском законодательстве (например, ст. 565 ГК РСФСР - о законе, применяемом к форме сделки, или ст. 566-4 - о законе, применяемом к обязательству, возникающему вследствие причинения вреда); в уголовном законодательстве существует территориальный принцип (ч. 1 ст. 11 УК РФ), распространяющий действие закона на территорию РФ, и принцип гражданства, устанавливающий, в частности, уголовную ответственность граждан РФ, совершивших преступное деяние за пределами РФ (ч. 1. ст. 12 УК РФ). Тем не менее, их явно недостаточно для регулирования информационных процессов в Интернете.

В спорных ситуациях сталкиваются различные интересы и правовые системы, и возникает коллизия: какое право применять, в чьем ведении находится тот или иной информационной процесс, юрисдикция какого государства распространяется на то или иное информационное общественное отношение?

В международном праве для ответа на эти вопросы существуют так называемые коллизионные нормы. Они не разрешают вопрос сами по себе, а лишь указывают на те нормы, которые должны быть использованы в данной конкретной ситуации (например, lex loci contractus - закон места совершения сделки, lex loci actus - закон места совершения акта, lex patrie - закон гражданства, lex dominicilii - закон местожительства, lex rei sitae - закон местонахождения вещи etc.).

В настоящее же время таковые нормы для Интернета отсутствуют, и международное информационное пространство пытаются "осваивать", используя подручные средства и национальные правовые концепции. Можно заметить, что аналогичные процессы имели место в первые десятилетия нашего века в сфере освоения воздушного пространства, но, несомненно, темпы освоения, масштабы и потенциальные возможности Сети на фоне общего потенциала планеты выглядят значительнее.

Судебная практика, трактующая и разрешающая проблему юрисдикции Сети, сейчас пока относится к наиболее доходным отраслям бизнеса в Сети - игорному и торговле информацией "для взрослых", - и формируется в тех странах, которые уже стали на путь правого регулирования Интернета, в первую очередь, в США.